Главная / Вопросы и информация / Прекращение охраны товарного знака "Человек паук"

Прекращение охраны товарного знака "Человек паук"

   В статье рассматривается проблема столкновения законодательства в области товарных знаков и авторского права, а также на примере судебной практики и конкретного судебного рассмотрения показывается неоднозначность в трактовке основных положений авторского права при регистрации товарных знаков, связанных с названием произведения или его персонажа.

   Вопрос о регистрации в качестве товарного знака обозначения, совпадающего с названием произведения или его персонажем, всегда был неоднозначен. Это показывает и практика регистраций Роспатентом подобных обозначений, и судебная практика. На территории России действуют зарегистрированные товарные знаки «Фрекен Бок», «Дядя Федор», «Знайка», «Паровозик из Ромашково», «МОЙДОДЫР», «Побег из курятника» и т.д. В тоже время было отказано в регистрации обозначению «Аватар» (Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-10842/12),  в 2013 году была досрочно прекращена правовая охрана словесных товарных знаков «Человек-паук», действовавших на территории Российской Федерации с 2006 года  (Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу А40-152209/12 и А40-152213/12).

   Казалось бы, Статья 1483 ГК РФ п. 9 определяет условия, при которых подобные обозначения не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков, и это –  тождественность заявляемого в качестве товарного знака обозначения названию произведения или персонажу произведения, известность произведения, наличие его  правообладателя.

   Однако, при рассмотрении конкретной ситуации возникают различные нюансы и указанные условия начинают трансформироваться, исчезать, в результате чего остается исключительно «известность», которая выводит спор в другую плоскость – плоскость статьи 1483 п. 3 – введение потребителя в заблуждение.

   На примере прекращения правовой охраны словесных товарных знаков «Человек-паук» рассмотрим позицию правообладателя и противоположную позицию, которая вылилась в Решение о прекращении правовой охраны товарных знаков полностью с мотивировкой пунктов 3 и 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ).

   Основания по п. 3 ст. 1483 рассматриваться не будут, как отдельные и самостоятельные. Подробно остановимся на позиции правообладателя, Роспатента и Арбитражного суда г. Москвы в части п. 9 статьи 1483 ГК РФ, а именно, возможности существование словосочетания Человек-паук в качестве товарного знака на имя лица, иного, чем правообладатель комиксов «Spider man».

   Основания для отказа в регистрации товарного знака по п. 9 статьи 1483 ГК РФ изложены следующим образом: «Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения тождественные:

названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака».

   Таким образом, п. 9 статьи 1483 ГК РФ – это единое положение, состоящее из нескольких условий, а не отдельно «известность» и «не может быть зарегистрировано». И в первую очередь, оно требуетналичия правообладателя, и, следовательно, наличия исключительных прав правообладателя  и, соответственно, охраняемого объекта этих исключительных прав. Можно ли полагать, что достаточно наличия авторского права на произведение в целом, чтобы оно автоматически распространилось на все его персонажи и название, а также достаточно ли одной известности произведения, чтобы защита распространилась на все его части. Или руководствоваться п.7 статьи 1259 ГК РФ, которая устанавливает, что «Авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным п.3 настоящей статьи» (форма выражения произведения).

   В комментариях к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Комментарий) Э. П. Гаврилова (доктора юридических наук, профессора, заведующего кафедрой гражданско-правовых дисциплин Института международной торговли и права, профессора кафедры гражданского права Государственного университета Высшая школа экономики) и В.И. Еременко предлагаются следующие пояснения, которыми руководствовался Правообладатель для определения своей позиции [1, с. 839].:

   «Следует учитывать, что названия произведений и другие указанные здесь (в статье 1483 ГК РФ п. 9) объекты далеко не всегда охраняются авторским правом. См. ст. 1259 ГК РФ и комментарии к ней».

   В п. 3 Комментариев читаем [1, c. 180]: «Многие интеллектуальные (творческие) результаты могут быть получены разными лицами, работающими независимо друг от друга, параллельно. Если бы такие результаты признавались произведениями, пришлось бы либо признавать авторами всех лиц, получивших такие результаты, либо признавать автором только то лицо, которое первым получило такой результат, для чего необходимо было бы установить систему определения первенства (приоритета) и. очевидно, систему регистрации всех произведений.

   Охраняемые авторским правом интеллектуальные результаты именуются «оригинальными». Этот термин употребляется как синоним уникальности результата, его принципиальной неповторимости при параллельном творчестве разных лиц. В законах об авторском праве большого числа зарубежных стран указывается, что авторским правом охраняются лишь оригинальные творческие результаты.

   В России это обстоятельство широко признается судебно-арбитражной практикой. Требование «оригинальности» к охраняемому авторским правом объекту содержится в п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 года № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах», а также в п. 1 и 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 сентября 1999 г. № 47 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

   В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 18 октября 1999 г. по делу № А56-12784/99 указывается, что «отличительными признаками объекта авторского права являются: новизна, творчество, оригинальность (уникальность, неповторимость) произведения».

   Арбитражная практика в качестве признаков объектов авторского права помимо творческого характера указывает на новизну и оригинальность. В Постановлении ФАС Северо-Западного округа от  27 января 2006 года по делу № А56-4615-2005 указано: «отличительными признаками объекта авторского права являются: новизна, творчество, оригинальность (уникальность, неповторимость) произведения, и потому для решения вопроса о том, имел ли место факт нарушения авторского права, необходимо дать оценку спорному произведению с точки зрения наличия или отсутствия в нем элементов новизны, творчества, оригинальности»

   В Постановлении ФАС Московского округа от 19, 20 июля 2007 года № КГ-А40/6753-07 по делу № А40-66672/06-110-512 приводится толкование признаков новизны и оригинальности: «Признак новизны означает, что данное произведение, как результат творческой деятельности, является неожиданным и ранее никем не достигался, новизна должна присутствовать как для автора, так и для остальных лиц. Признак оригинальности означает, что произведение является уникальным, не повторяющимся при параллельном творчестве и существенно отличает данное произведение от других».

   Определение Конституционного суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 г. № 537-0:«Авторское право, обеспечивая охрану оригинального творческого результата, не охраняет результаты, которые могут быть достигнуты параллельно, т.е. лицами, работающими независимо друг от друга». «Бернской конвенцией по охране литературных и художественных произведений 1886 года, по смыслу пунктов 1 и 2 ее статьи 2, пункта 1 статьи 3 и пункта 2 статьи 5, охраняется не содержание произведения, а та или иная форма, в которой это содержание выражено».

   Статья 5 ГК РФ устанавливает, что «Авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования».

   В п.16 Комментариев к п. 5 статьи 1259 ГК РФ сказано [1, с. 186]:

   «В любом произведении различаются элементы формы произведения и элементы его содержания. Так, в произведении художественной литературы к элементам формы относятся язык, художественные образы, последовательность изложения, а к элементам содержания – тема, идея, сюжет и т.п. При этом содержание произведения всегда облечено в определенную форму, через которую оно и выражается. Было замечено, что одинаковые элементы содержания – тема, идея, сюжет и т.п. повторяются в разных произведениях, появляются у разных авторов. Это явный признак того, что элементы нельзя считать уникальными, оригинальными. В этой связи данный пункт указывает на то, что элементы содержания произведения авторским правом не охраняются. Охраняется в произведении лишь форма произведения».

   В п.23 Комментариев к п. 7 статьи 1259 ГК РФ сказано [1, с.190]:

   «Любая часть произведения только тогда охраняется авторским правом, когда она отвечает всем требованиям, предъявляемым к произведению: часть произведения должна быть результатом творческой деятельности, причем оригинальным (уникальным) результатом, она должна быть выражена в объективной форме и относиться к форме произведения, а не к его содержанию. Очень важно содержащееся в данной норме указание на то, что охраняется авторским правом лишь такая часть произведения, которая является «самостоятельным» результатом творчества. Это означает, что часть произведения  охраняется как самостоятельное произведение, сама по себе, а не потому, что она является частью какого-то произведения.

   Что касается «персонажей» (образов) произведения, то они, конечно, охраняются авторским правом, если и поскольку составляют часть формы произведения, но не получают охраны, если являются элементом содержания произведения».

   В комментариях к четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации под редакцией И. А. Близнеца, А. Ю. Ларина указано [2]: «Под «персонажем» следует понимать оригинальный художественный образ, созданный автором литературного или  аудиовизуального произведения, при этом на практике возможны различные случаи возникновения персонажей. В случае, если оригинальный персонаж впервые появился в серии комиксов, аудиовизуальном произведении, мультимедийной игре и т.п. определение круга его создателей может оказаться достаточно затруднительным, не всегда однозначным и будет зависеть от специфики каждого конкретного случая».

   Но вернемся к рассматриваемому словосочетанию «Человек-паук» и убедимся, что на все изложенные выше требования, можно ответь «нет»  и «не является».

   Доводы правообладателя об отсутствии признаков охраняемого объекта авторского права в словосочетании «Человек-Паук» и, как следствие, отсутствие у него правообладателя еще на стадии рассмотрения Возражения против регистрации товарных знаков были признаны неубедительными и являющимися непосредственным умозаключением правообладателя, носящими субъективный характер.

   Вопрос об охране авторским правом словосочетания «Человек-паук», о наличии его правообладателя, в случае, если словосочетание существует, как объект авторского права, остался «за кадром» и анализу при рассмотрении спора не подвергался, как оказалось впоследствии, как не имеющий отношения к делу.

   Позиция правообладателя предсказуема и сводится к следующему:

   Обозначение образовано прибавлением к общеупотребимому слову «человек», отражающему внешний образ, общеупотребимого слова «паук», отражающего  индивидуальную физическую особенность, выраженную через другой образ, в наибольшей степени отражающий эту особенность.

   Словосочетание «человек-паук» используется в различных контекстах, не только обозначая «супермена», например, выявлено как обозначение виртуозных альпинистов, покоряющих вершины без помощи специального оборудования.

   Данная форма словообразования широко и длительное время использовалась и используется в русском языке. Например, человек-слон (реальный персонаж 19 века, имеющий сильно изуродованное лицо и тело), человек-дерево (человек с разросшимися конечностями), человек-гора (очень большой, толстый человек), человек (женщина)-змея (артисты акробатического жанра, имеющие невероятную гибкость) и т.п.

   Данная форма широко используется не только в бытовой сфере, но и в литературных произведениях: в 1927 году  в России  написан и в 1928г. опубликован роман Беляева «Человек-амфибия», в начале XX века переведен на русский язык под наименованием «Человек-невидимка» роман Уэллса «Invisible man», написанный в 1897, фильм «Человек-невидимка» вышел в России в 1933 году. Фильм «Тарзан: Человек-обезьяна» (Tarzan the Ape Man)  производство компании "Метро Гоулдвин Мейер", был создан в 1932году. Она широко используется в современном кинематографе для обозначения различных персонажей, названий произведений, например, человек-осьминог (Пираты Карибского моря), человек-волк (Человек-волк» (англ. The Wolf Man, 1941 г.). На основе событий 1960-х годов Джон Киль написал книгу Человек-мотылек.

   Превращение людей в животных и обратно – типовые случаи в фольклоре. Такой персонаж называется оборотень. Типичным для целого класса мотивов превращения искусного в какой-либо ремесле работника в  насекомое, сохраняющее прежний профессиональный навык. Мистическая персонификация пауков была типична для большинства древних культур. Словосочетания человек-паук, женщина-паук, мужчина-паук, юноша-паук появились в переводах древних мифов народов мира.

   Результаты лингвистического исследования, проведенного по заказу правообладателя, определили список источников информации, содержащих обозначение человек-паук, изданных в России до 1962 года, то есть момента выхода комиксов в США. В частности, приведены ссылки на творчество Ф.М. Достоевского 1821-1881г.г.

   Выводы указанного исследования сводится к следующему:

  • наименование «человек-паук» не является результатом творческого труда, не является оригинальным, уникальным и неповторимым авторским произведением;
  • является общеупотребимым в русском языке, создано по продуктивной, активно используемой модели;
  • используется в контекстах, не связанных с персонажем комиксов;
  • словосочетание «человек-паук» употреблялось в русском языке с начала ХХ века, за несколько десятилетий до появления персонажа комиксов;
  • в товарном знаке по оспариваемым свидетельствам не используются оригинальные элементы персонажа комиксов;
  • известность не заменяет оригинальность и новизну и не исключает возможности существования обозначения в качестве языковой единицы.

   Помимо указания на признаки, неотъемлемые от охраняемого объекта авторского права, правообладателем было указано на отсутствие тождества обозначений «Человек-Паук»  и «SPIDER-MAN» (СПАЙДЕР-МЭН). Например, как известно из Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа по Делу № КА-А40/124-06 между словосочетанием «CARTE NOIRE» и его переводом на русский язык – «ЧЕРНАЯ КАРТА» было установлено отсутствие сходства до степени смешения, не то, что тождества.

   Слово «человек-паук» не обнаруживает полной смысловой взаимосвязи с англоязычным источником «spider man», поскольку русскоязычный вариант используется для создания метафоры или характеристики человека в русском языке. Значение может быть сформулировано в самом общем виде как «человек, обладающий свойством или свойствами паука». В конкретных контекстах наделяется дополнительными компонентами «живущий по углам и плетущий сети», «умеющий ползать по стенам и потолку», «ядовитый, убивающий ядом».

   Правообладатель указал на то, что Человек-паук не является персонажем произведения в понимании этого термина.

   Слово «персонаж» означает действующее лицо пьесы, сценария, кинофильма, романа и других художественных произведений, образовано от слова «персона» - личность, особа.

   Исходя из определения слова «персонаж», «Человек-паук» не является таковым, так как не отражает ни личности, ни персоны и самостоятельно лишено внутреннего содержания, в отличие от действительного персонажа - Питера Паркера.Персонаж Питер Паркер былзадуман как одинокий подросток-сирота, отвергаемый многими сверстниками, воспитанный дядей и тётей, совмещающий жизнь обычного студента и борца с преступностью. Он получил суперсилу, «паучье чутьё», а также способность держаться на отвесных поверхностях и выпускать паутину из рук с использованием прибора собственного изобретения. «Человек-паук»является прозвищем персонажа,отражающим способ получения им суперсилы путем превращения человека в паука и обратно.

   Человек-паук (с более конкретной вариацией женщина-паук) не является оригинальным персонажем, а является распространенным прозвищем различных персонажей, следовательно, он не имеет за собой конкретного образа.

   В 1944 г. вышли на экранамериканские персонажи других произведений «Spider Woman» (Женщина-паук (Паучиха) и в 1946 г. «Spider Woman Strikes Back» (возращение Женщины-паука)художественные фильмы производства США режиссеры Рой Уильям Нейл и Артур Любин, соответственно, – с персонажем Adrea Spedding (Адриа Спеддинг) по прозвищу «Spider Woman», обладающим всё теми же свойствами превращение в паука.

   Словосочетание человек-паук тиражируется и правообладателем серии комиксов «Spider man» Marvel Comics для различных персонажей, что исключает его уникальность и индивидуальность:Женщина-паук (англ. Spider-Woman) – вымышленный персонаж. Под прозвищем Женщина-паук во вселенной Marvel в разное время действовали четыре персонажа. «Геральд (Герри) Дрю – сын Джессики Дрю, который перенял её паучьи способности и стал Человеком-пауком».

   Словосочетание, переходящее из произведения в произведение и принадлежащее различным персонажам, отражает идею произведения, являясь частью сюжетной линии, к тому же не новую и известную еще со времен древних мифов. Оно не является формой произведения, а элементом ее содержания.

   Если говорить об оценке объекта авторского права с точки зрения индивидуальности автора, то она выражается в выборе персонажа, как личности, его истории, актуальности и востребованности на данный момент такого типажа в обществе, что и определяет творческий характер персонажа, в данном случае Питера Паркера. И именно в этом неповторимость, оригинальность, новизна персонажа. Ранее не существовало персонажа Питер Паркер, но существовали различные образы «человек-паук».

   Индивидуальность автора не может быть выражена через давно существующее и устоявшееся задолго до появления комиксов и фильмов в России словосочетание «человек-паук». Именно потому, что такая форма уже существовала в русском языке, ее удобно было использовать в качестве перевода. В отличие от другого персонажа «Бэтмен», для которого не нашлось аналога в русском языке и который существует в транслитерированном виде.

   Вопрос известности еще более неоднозначен и туманен, чем остальные вопросы данного спора. До сих пор нет определения известности. При рассмотрении спора  данные социологического опроса, касающиеся узнаваемости обозначения, его известности, представленные возражающей стороной, были учтены при рассмотрении одного дела и отклонены при рассмотрении второго. Поэтому доказательная база известности также неоднозначна. Как установить известность на момент подачи заявки спустя шесть лет, как в рассматриваемом споре или при еще более длительном сроке? И все-таки, способна ли известность во всех спорных случаях заменить остальные положения ст. 1483 ГК РФ п. 9.

   Остался еще один невыясненный вопрос - о правообладателе словосочетания «человек-паук», так как в соответствии с п. 4 ст. 1260 ГК РФ перевод рассматривается как самостоятельное произведение, не зависимо от охраны прав авторов произведения.

   По всем этим неоднозначным вопросам вердикт был абсолютно однозначен: их рассмотрение не имеет отношения к существу спора.

   Роспатент исходил из того, что представленные возражающей стороной сертификаты США на серию комиксов Spider-Man и известность персонажа являются достаточным основанием для прекращения правовой охраны товарных знаков «Человек-паук». В Решении указано, что «приведенные заявителем нормы российского и международного законодательства относятся к сфере применения авторского права, а именно, к той ее части, которая касается исследования вопроса о том, какие объекты могут пользоваться самостоятельной правовой охраной как объекты авторского права. Настоящие спор касается вопроса об основаниях возникновения прав на средства индивидуализации, в связи, с чем доводы заявителя не имеют отношения к рассматриваемому делу. При этом необходимо отметить, что норма п. 9 статьи 1483 ГК РФ устанавливает запрет на регистрацию обозначений тождественных с именем персонажа из известного произведения без согласия обладателя авторских прав вне зависимости от того, является ли название такого произведения самостоятельным объектом права или нет. В этой связи вопрос о том, является ли словосочетание «Человек-паук» самостоятельным объектом авторского права, не имеет отношения к рассматриваемому спору».

   Арбитражный суд г. Москвы в своем Решении повторил изложенную выше позицию. Относительно отсутствия тождественности указано следующее: «Довод заявителя о том, что Роспатент неправомерно применил норму п. 9 ст. 1483 ГК РФ, поскольку оспариваемый товарный знак «Человек-Паук» не является тождественным словосочетанию «SPIDER-MAN», англоязычному названию персонажа оригинальных произведений компании MARVEL CHARACTERS INC, суд считает необоснованным, поскольку из представленных документов о выпуске Издательством «Комикс» произведений Компании Марвел Кэрактерс Инк., в произведениях компании Марвел Кэрактрес, которые реализовывались на территории РФ, главный персонаж указывался именно под названием «Человек-Паук», а не его англоязычной вариацией «SPIDER-MAN».

   Суд считает, что при восприятии обозначения «Человек-Паук» у российских потребителей, которым хорошо известны произведения компании Марвел Кэрактерс Инк., главным героем которых является человек-паук, будет возникать ложное представление о наличии хозяйственных или других отношений заявителя с обладателем авторских прав на произведения Компании Марвел Кэрактерс Инк.

   Кроме того, суд пришел к выводу, что словосочетание «человек-паук» известно подавляющему большинству именно как имя персонажа произведений компании Марвел Кэрактерс Инк. (США)».

   Действие товарных знаков было прекращено полностью.

   Следуют ли какие-нибудь практические выводы из данного дела? Можно ли на основании вынесенных решений считать, что любые слова языкового фонда, существующие и использовавшиеся в нем, вдруг становятся запретными для товарного знака после вхождения в некое произведение?

   Рассмотренное решение также приводит к выводу о возможности регистрации в качестве товарных знаков охраняемых, оригинальных персонажей неизвестных или мало известных произведений и, одновременно, о невозможности регистрации в качестве товарных знаков неоригинальных уже существующих в русском языке обозначений, ставших названием или персонажем, или частью имиджа персонажа (прозвище) известных произведений. При этом основным вопросом является определение этой самой известности, а также даты начала известности.

   Надо накапливать опыт, анализировать различные ситуации, сопоставлять их.

   Наиболее очевидным является вывод, что основное направление, придаваемое данной теме, это запрет использования чужой репутации и недобросовестной конкуренции, исключение возможности введения потребителя в заблуждение.

 

Список использованной литературы

  1. Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). – М.: Экзамен, 2009. –  973 с.
  2. Комментарий к четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации. Правовое регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности. (постатейный): с постатейными материалами и практическими разъяснениями. /Под ред. И.А.Близнеца, А.Ю. Ларина – М.: Книжный мир, 2008. – 576 с.